Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 248

В письмах три последних месяца жизни

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)
В письмах три последних месяца жизни В письмах три последних месяца жизни

В кабинет нерешительно вошла женщина.

- Я представляю семьи Слеповых, Черновых, Заручевских, Кокшаровых, Ефремовых. Вы вот пишете о фронтовиках. Ставите фотографии наследников с их наградами. А наш дед попал в самое пекло. Воевал недолго. Наград не получил. Его жена, наша бабушка, Антонида Ивановна Зязева, 1907 года рождения, сберегла все его письма. Может, сможете что-то написать?

Она выложила на стол толстую книгу сказок, между страницами которой были бережно разложены пожелтевшие листочки.

Со слов Нины Сергеевны Черновой, так зовут пришедшую в редакцию женщину, стало известно, что Андрей Иванович Зязев родился в 1906 году в селе Артакул Байкибашевского района Башкирии. К началу войны у него было четверо детей: десятилетняя Галина, шестилетняя Валентина, трёхлетняя Полина и шестимесячный Коленька. Андрей Иванович работал в колхозе и был единственным кормильцем семьи.

Мирная размеренная жизнь семьи Зязевых, как и миллионов других, закончилась в одночасье 22 июня 1941 года. Главу семейства в конце июня забирают на фронт.

- Наша бабушка прожила долгую жизнь, - продолжает рассказ Нина Сергеевна. - Она сохранила письма своего мужа - подлинное свидетельство чувств и переживаний человека, в один миг оторванного от семьи, привычных хлопот и брошенного в самое пекло войны.

Последнее письмо от деда датировано 30-м сентября 1941 года. Видимо, потеряв связь с мужем, бабушка предпринимала попытки найти его, потому что сохранилось извещение Народного комиссариата обороны Союза ССР. В нём написано: "На Ваше письмо сообщаю, что сведений о местонахождении Зязева Андрея Ивановича в настоящее время не имеется. В списке убитых, умерших от ран и пропавших без вести он не значится. 19.04.1942 г."

Лишь 21 сентября 1947 года пришло извещение из Байкибашевского районного военного комиссариата о том, что рядовой Зязев Андрей Иванович погиб 7 октября 1941 года.

Я вам оставлю письма, у меня ком в горле встаёт, когда я их читаю. Наш дед погиб, защищая Родину, свою семью. Бабушка совершила свой подвиг, сберегла и вырастила в те тяжёлые годы четверых детей. А из сохранённых ею писем мы узнали, каким заботливым, любящим, мужественным человеком был наш дед.

17 июня нашей маме Валентине Андреевне Каратаевой, второй дочери Андрея Ивановича и Антониды Ивановны Зязевых, исполняется 80 лет. Мы от всей души поздравляем её с юбилеем и гордимся своей семьёй!

Надеюсь, простит нас Андрей Иванович Зязев за то, что предаём публичности его личные письма. Сегодня они уже являются историческим свидетельством того, насколько люди не ожидали, что самая страшная война 20 века затянется на долгих четыре года, и насколько сильно человек любил свою семью и переживал за неё.

Первые несколько писем больше напоминали записки с дороги: "Куда повезут неизвестно, буду писать с дороги". Ещё в паре таких писем Андрей Иванович помогает супруге решать житейские проблемы. Он пишет: "Купи хлеба, если нет трудодней. Если цена есть на коров, то продай одну, гляди хоть которую. Оставь себе тёлку или же корову. Ну сама знаешь". И ещё одна цитата из письма в дороге: "Добрый день дорогое семейство: Тоня, Галя, Валя, Поля и Коля. Шлю я вам свой горячий привет и пожелаю вам всего хорошего в жизни вашей и хороших успехов в вашей работе.

Извещаю я вам, что в настоящее время я пишу в вагоне. Едем в дороге. Едем на Западный фронт. Скоро подъедем к Москве.

В вагоне очень тесно, народу много. При остановке решил написать письмо. Много писать нечего, только одно, что едем на фронт. Но не знай, жив буду или нет. Если буду жив, то свидимся.

До свидания. Поезд пошёл, а на ходу писать нельзя, очень качает".

Далее практически все письма начинались одинаково: "Пишу письмо дорогому семейству. В первых строках моего письма кланяюсь всему семейству по низкому поклону. Тоне, Галине, Вале, Поле и сыну Коле. Шлю я вас свой горячий любящий и многоуважаемый привет. И пожелаю я вам всего хорошего в жизни и хороших успехов в вашей работе".  А внутри переживания о близких и забота об оставленном хозяйстве.

В письме, датированном 18 июля 1941, Андрей Иванович даёт наказы своей жене: "В Уфе мы получили обмундирование, а своё сдали. Может по почте придёт домой. Там в моей котомке вещи Васи Зязева, если получите, то передай.

Пока жив, здоров, того и вам желаю. Тоня, получи деньги с Пашки Полушова за сплав. Тоня, нас сегодня отправляют в лагеря, но неизвестно куда. Передай там всем, что мы пока все вместе: Зязев В., Скочков П., Ермаков С., Бабушкин Е., Кощеев А. Все ребята в одной роте, так что весело. Об нас шибко не думайте. Тоня, гляди за пчёлами. Они дадут вам большой доход. Так вот что и хотел описать. До свидания".

В следующем письме от  21 июля 1941 года он пишет: "Нас перегнали в лагеря. Проводим занятия, так что бывает трудновато учиться. Но это бы ничего, если бы не пришлось дальше. Кормят хорошо, хватает.

Пропиши, как со пчёлами. Наверное, есть уже свежий мёд. Но, Тоня, как-нибудь не проглядывай выбрызгивать, это тоже будет хлеб. Если одной трудновато, позови Устина, он пособит. Или же Пашу".

27 июля 1941 года: "Тоня, как насчёт дров? Наверное, уже кончили, которые я привозил. Если нечем топить, то пилите слеги, которые я снял с пала... (дальше слово не читается). Они уже плохие, и переклад надо ...ронить. Он уже плохой, его тоже пили на дрова".

3 августа 1941 года: "Уж очень я соскучился об вас, и уже вам написал четвёртое письмо.

От вас не получал ни одного. Не знай, вы не пишите или не доходят. И не знай, как вы живёте. Ничего не знай.

Тоня, пропиши, что есть нового, но хотя об своём хозяйстве. Как живёте? Как дело обстоит со пчёлами? Есть или нет мёд? И как доглядываешь за ними. Наверное, некогда, но как-нибудь отпрашивайся у бригадира, ведь это надо вовремя выбрызгивать. Не бойся, живи смелей!

Дают ли вам хлеба из колхоза? Надо ходить, просить смелей. Они должны учти.

Тоня, как дело обстоит с питанием? Ты не жалей, заколи баранов и корми своих ребятишек. Я очень беспокоюсь об своих ребятах. Корми, пока есть. Тоня, только бы остаться живому мне, прийти домой. Это всё наживём.

Тоня, я писал вам, что кормят хорошо. Но а теперь кормят очень плохо. Никак не хватает хлеба, дают очень мало. Но и пищи не хватает. Всего недосыта. Но как-нибудь будем привыкать.

Вы обо мне не думайте. На фронт может скоро не угодим, так что нас ещё учить будут, потому что мы ещё ничего не знаем. Тоня, пропиши, получила ли с Пашки Полушова деньги за мулевую. Ему была дана доверенность на получение денег. И пропиши, сколько получишь, Тоня.

Передавай привет всем родным и знакомым. До свидания".

10 августа 1941 года: "Дорогое семейство, я еду на фронт. Уже известно, всё получили, ждём только тот час. Не знай, какое будет счастье, может быть, и вернусь домой. Но вы шибко обо мне не заботьтесь.

Тоня, сходи к Нюрке Полиной. Она была здесь и всё вам обскажет.

Тоня, как-нибудь живите одни. Есть, нет налог? Если наложен, не плати. Рабочих нет, то не должны брать, должна быть льгота на сто процентов. И займ не плати, несколь. Так и говори, что у меня рабочих нет. Ребят как-нибудь воспитывай, не ругай. Их мне очень жалко".

13 августа рядовой Зязев проезжал Пензу и отправил очередное письмо своей семье, в котором написал: "Тоня, я от вас всего одно письмо получил, когда был в Алкином. Но всё же узнал кое-что о вашей жизни. Я его читаю каждый день. Тоня, ты пишешь, что навыбрызгивала меду с пуд. Но не проглядывай, если есть взяток. Не знай, вам дают нет хлеба из колхоза и получаешь нет пенсию. Это должны выдавать за каждый месяц".

18 августа Андрей Иванович написал родным уже с фронта: "Тоня, мы ехали по железной дороге пять суток. Выехали 11 августа, а приехали 16-го. Дорога всякая досталась.

Вот доехали до места. Стоим в лесу, от фронта 45 километров. Направление фронта на Латвию. Хотя от фронта стоим в тылу, но всё слыхать. Как сильный гром гремит и самолёты над нами летают. Но мы замаскировались, и, наверное, скоро придётся участвовать на фронте. Тоня, вы шибко не расстраивайтесь, а может и останусь жив и приду домой.

Как-нибудь живите. Если мало трудодней, то купи хлеба. Продай корову или же тёлку, но хлеба обязательно набери вот при новом урожае.

Тоня, как получите моё письмо, то отписывайте сразу. Может, я получу".

24 августа написана новая весточка семье: "Находимся в бою под артиллерийским огнём. Пока ещё не на передней линии, но жизнь наша очень опасна, всё время жди. Не знай, жив буду или нет, много бьют и ранят. Живому остаться очень трудно, если только ранят не так тяжело".

22 сентября Андрей Иванович написал: "Дорогое моё семейство, уж больно я об вас соскучился и не могу одной минуты забыть.

Нахожусь на фронте. Ежечасно и ежеминутно думаешь, вот прожил и говоришь слава Богу. Наша жизнь минутная. Всё время рвутся снаряды и осколки летят. Но ещё на сегодняшний день я жив и здоров".

26 сентября: "Мы сейчас отъехали от фронта. Но не знаю, надолго или нет.

Дорогое моё семейство, как-то вы живёте? Наверное, уже уборка заканчивается. Тоня, сколько накопала картошек, сколько набрызгала мёду, и какой был взяток в нынешнем году? Всё это пропиши.

Галина, наверное, ходит в школу. Галя, пиши мне письма сколько можно, а я буду отписывать. Уж больно я об вас соскучился. Но не знай, придётся нет повидаться.

Тоня, как-нибудь живите. Воспитывай своих ребят, хотя и трудно достанется. Но ничего не поделаешь, видно, так пришлось. Тоня, как живёте насчёт дров? Если не будет, то пили крышу на дрова".

Последнее письмо датировано 30-м сентября 1941 года: "Получил ваши письма. В один день сразу три. Очень рад и доволен. И ещё очень доволен тем, что Галина написала. У меня так и слёзы капали из глаз. Мне казалось удивительно, что Галина так хорошо написала. Я всё одно, что с вами поговорил. Галя, пиши мне письма, я очень доволен. Я тебе вышлю бумаги и конверты.

Галина, вы пишите, что набрызгали мёду 8 пудов. Это хорошо. Но пока не продавайте, может, будет дороже. А сами ешьте, не жалейте.

Тоня, вы хочите продать корову. Если не будет доить, то продайте, а тёлку оставьте на племя. Она будет хорошая корова, я даже советую.

Я пока жив и здоров. Что будет дальше? Мы сейчас на отдыхе, ходили в баню и сменили бельё".

Это последние слова любящего отца и мужа Андрея Ивановича Зязева. Если верить сообщению военного комиссариата, то через неделю он погиб, не успев получить ни орденов, ни медалей. Но награда в семье, родоначальником которой был Андрей Иванович, всё-таки есть. Её получил правнук – Александр Чернов за участие в операции по урегулированию грузино-осетинского конфликта в 2008 году.

Галерея изображений

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие материалы (по тегу)

  • В Усть-Катаве помнят своих дедов!

    Внучка участников Великой Отечественной войны Татьяна Серебренникова рассказывает о своих героических родственниках.

  • Фронт глазами очевидца Кинжабая Хамитова

    В редакцию «Усть-Катавской недели» пришло необычное письмо. Оно написано от лица фронтовика К. Х. Хамитова его внуками Вадимом и Лилией Галеевыми, жителями с. Тюбеляс (Усть-Катавский округ).

  • Снял часового и флаг со свастикой

    Вспоминаем наших героических земляков. Сегодняшний рассказ – об уроженце Усть-Катава, фронтовике Николае Дмитриевиче Ананьине.

  • О войне отец рассказывать не любил

    Недалеко от вокзала г. Усть-Катава, на улице Ломоносова, живёт сын фронтовика Ивана Ивановича Лазарева Виктор. К сожалению, в семье сохранилось очень мало воспоминаний очевидца о войне.  

  • Молодых устькатавцев в годы войны призывали и на завод

    На почту «Усть-Катавской недели» пришло письмо от жителя города Е. Сергеева. В год 70-летия Великой Победы он посчитал необходимым вспомнить и о людях, трудившихся в годы войны в тылу.

Хозяин? - Приберись!


ул. Центральная

Опрос

Где, по вашему мнению, должен быть построен региональный мусороперерабатывающий завод?

Комментарии
Календарь
« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Афиша

Смотреть другие события

Объявления

Все объявления | Подать объявление