12+  

Молоко, мясо... Минка!

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)
Молоко, мясо... Минка! Молоко, мясо... Минка!

Фото А. Петухова

Минка — имя-то какое красивое! От обитавшего в этих местах тюркского племени Мин, но согласитесь, так и пахнет Русью, словно имя русского юноши. Не раз приходилось бывать в этой деревне, по словам старожилов, расположенной на семи холмах. Некоторые из холмов или концов Минки остались в памяти — Замостье, Погореловка… А как можно забыть знаменитые «шмигириловские» наличники с висюльками или остов деревянной церкви, стоящей на высоком холме, подобно Ноеву ковчегу? Вспоминаю и кирпичную кладку железоделательного завода на берегу горной речушки. Это бы гостям показывать, экотропу здесь создать. В этом году в Минке обновили памятник землякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной, и наша газета сообщала об этом. Возникло желание навестить минчан и порасспрашивать, чем живёт сегодня Минка.

Здесь я вижу звёзды

Рассказывали, что характерная примета современной Минки — это гуляющие по улицам семейства хавроней. Хрюшек мы видели, но хотелось встретиться и с хозяевами, и нам, можно сказать, повезло. По пути в деревню увидели на обочине женщину с ребёнком и решили подвезти. Как оказалось, наша попутчица, Ольга Андреева, держит в Минке настоящую свиноферму!

— Родилась в Минке, на тот момент деревня была ещё большая, — рассказывает Ольга. — Были совхоз, ферма, большое поголовье, все поля засеивались, и даже огурцы сажали в полях. И хлеба были, и стада пасли, я сама пасла, было интересно. Сейчас всё развалилось, фермы нет, и народа меньше стало. Сейчас на этом месте предприниматель Ришат Фирдаусович Закиров хочет новые деревообрабатывающие станки поставить, серьёзное планируется предприятие, всё будет систематизировано, народу будет задействовано не так много, но всё же рабочие места появятся. Муж работает в Симе в МЧС, а я — фермер, разводим свиней. Здесь их многие держат, они по улицам ходят, но я не выпускаю своих, у меня их очень много — 4 свиноматки, 2 больших борова и целая куча маленьких поросят.

Не надо думать, что гуляющие по улицам свиньи — это современная примета Минки, у меня сохранилась запись одного из старых жителей соседнего Тюбеляса: «…До революции это было. Жители села Тюбеляс угоняли свиней за гору Маяк, за несколько вёрст в ельник. И там они жили без присмотра несколько месяцев. Питались шишками, корнями растений, поедали мелкую живность: лягушек, ящериц, мышей. А осенью пригоняли их в деревню уже с молодыми поросятами, и свиньи находили свои дома, и выводки шли за ними. Жители деревни Минки тоже гоняли своих свиноматок, но уже не в ельник, а в осинник под горой Башташ, и они там часто терялись. Вот при встречах мужики посмеивались друг над другом. Тюбелясцы советовали минским:

— Вы колокола повесьте на свиней, легче по осиннику будет искать.

А минские в ответ:

— А вы своих, как кур, на нашест сажайте!

У тюбелясцев совсем худые были в ельнике поросята. Осенью их резали, за ноги связывали и на жерди, как кур, вешали. Так вот и получалось — тюбелясские на нашест свиней сажали, а минские с колоколами гоняли».

— Мы изначально занимались поросятами лет восемь, — говорит Ольга АНДРЕЕВА, — потом у меня с мужем случилась трагедия, и мы это дело забросили. А через некоторое время поняла — без них не могу, и решила начать всё заново. И вот первый год, как вновь у меня поросята, начинаем всё заново. Выгода, конечно, есть. Частники мясо разбирают, потому что понимают — с домашним мясом и салом никакие «Светофор» и «Доброцен» не сравнятся. У соседей две коровы и три телёнка, но мы только свиней держим. Во-первых, я очень люблю свинину. Говядина тоже хороша, но свинина есть свинина. Я люблю сало — варёное, копчёное, хоть какое. Во-вторых, они быстро размножаются, в год по два раза приносят приплод, и бывает по многу. Я к ним привыкла. Корову доить я не буду, а свиней доить не надо, их накормил, убрался у них и всё. В этом сарае шесть больших свиней и маленьких семнадцать, а это боров Пятачок, ему год и два месяца, килограмм на 350 будет. Я его с двух месяцев ращу, он меня не трогает, свободно к нему захожу. Надо чтобы порода была нормальная, а не просто шурум-бурум. Бывает сальная порода, бывает мясная, надо держать разные, потому что некоторые любят пожирнее, а кто-то — любитель мяса.

Старший сын Артём окончил 9-й класс, поступает в медицинский колледж в Сатке, хочет быть медиком. Младший Николай во 2-й класс пойдёт, но учится в городе. Мы живём в Усть-Катаве, а лето и выходные дни проводим здесь. Ездим туда-сюда, бывает, и ночуем в Минке, дом здесь полноценный. Муж работает сутки через трое. Когда он на работе, я смотрю. Хотим сделать пристрой и увеличить поголовье до 50-ти. Возможно, тогда здесь больше времени будем проводить.

Я работала в городе в детском саду воспитателем, но потом всё-таки решила, что в Минке мне лучше. Здесь очень чистый воздух и не так шумно. Из города сюда приезжаешь и отдыхаешь — нет шума, суеты, птички поют. Я здесь звёзды вижу, а в городе нет. Я очень люблю деревню. Вот сегодня утром встала, а у реки такой туман расстелился, вы не представляете, какая это красота!

Собиратели детей

Раньше говорили: не стоит село русское без храма православного. Но прошёл век, и сейчас уже можно утверждать: последний скреп села — школа. Закроют её — и село, пиши, пропало. Побывали мы у деревянного остова церкви Святого Николая, подивились крепости её брёвен, красоте опалубки. Стоит себе памятником в веках! А потом пошли в школу. Думали, начало августа — никого не застать, но на удивление директор и завхоз были на своих местах.

— Не будет школы — не будет вообще села, — сразу взяла «быка за рога» директор школы Ольга Михайловна Обухова. — Сейчас село живёт, у нас привозные дети — с Вергазы 1 ребёнок с начальных классов и 3 дошкольного возраста, с разъезда Минка у нас 35 человек, и из нашего села 17 ребят. В общем, у нас в этом году 53 ученика. И мы намерены держаться до последнего. Благодаря Управлению образования, главе городского округа, в 2024 году у нас будет капитальный ремонт.

— Парадокс — вы школу благоустраиваете, а детей всё меньше и меньше. Или будут?

— Будут. Вот в этом году семья купила дом, у них двое детей. На следующий год планируется, нет, не планируется, а точно будет асфальтовая дорога. Сергей Диодорович говорил, что будет обязательно. Дорога будет, и люди потянутся. Мужчины у нас в лесхозе работают, есть две пилорамы. Люди занимаются своим хозяйством, есть сенокосы. Мы Усть-Катав обеспечиваем молоком, у нас почти в каждом подворье корова, в некоторых хозяйствах по 5–8 коров. Сами косят, доят, перерабатывают и молоко возят на рынок, развозят по домам, у каждого уже свои клиенты. Кто хочет жить, те работают и живут. Да, у нас живут весёлые молочники! — смеётся Ольга Михайловна. — Ещё работает дошкольная группа, и получается 12 педагогических работников, а всего в штате 23 человека, ведь ещё работники котельной. Сейчас идёт процесс реорганизации, к нам присоединяется детский сад № 7 разъезда Минка. А наш детский сад здесь в школе, у них отдельная комната.

— Да вы просто какие-то собиратели всех детей округи, Минка становится центром!

— Центром не центром, но выживать нам как-то надо. А появится асфальтированная дорога до Минки — будет ещё лучше.

— Ольга Михайловна, так чем хороша Минка?

— Тишина, красота, природа. Своя родная земля — она всегда хороша. Каждый уголок что-то напоминает — на бугор выйдешь, посмотришь на окрестные горы и вспоминаешь, как ягоды собирали, костянику, малину. В Погореловку пойдёшь — там грибы, а дальше наш сенокос был… Каждый клочок родной, каждый о чём-то напоминает.

Кто работает, тот и живёт

В центральной части Минки, которая раньше называлась просто «деревней», в начале улицы с символическим названием Краснопартизанская увидели пожилого человека, сидящего на дощечке, можно сказать, почти в зарослях крапивы. Так мы познакомились с одним из старожилов села     Сергеем Ивановичем Обуховым.

— Родился в Минке, до армии здесь работал трактористом, — рассказывает Сергей Иванович. — Директор совхоза один, а мы все механизаторы. Кем больше в деревне работать? Потом в заводе три года проработал, не понравилось — езда одна, да ещё женился, дети пошли. Опять перешёл сюда. В Погореловке дом недостроенный купили, сами достраивали. Он и сейчас там стоит — хожу, караулю его, а я перешёл в родительский дом. Ушёл оттуда, ничего с собой не взял, там даже японский телевизор на столе стоит. А вот печь разобрали, искатели металла все трубы вытащили, я делал внутри водяное отопление, морозы сильные были, до 50-ти градусов доходило. Последний из Погореловки уходил, сейчас там никто уже не живёт.

— Сергей Иванович, с точки зрения старожила, как живёт сегодня Минка?

— Кто работает, тот и живёт. Сейчас вот только мужик приходил, в два раза моложе меня, а ходит, рублёвки собирает. Ему работать неохота, а кто работает, тот живёт нормально.

— Но когда был совхоз, у всех работа была, и молодёжь не спивалась, и рублёвки бы не собирали.

— И раньше ходили. От людей всё зависит. Пожалуйста, выращивай чего хочешь. Вот через дом с Усть-Катава семья приехала — и свиньи есть, и курей накупляли полный двор, на базар ездят, продают и этим живут. Жить можно, и детям есть где учиться. И я хорошо живу, пенсию получаю, деньги дают вовремя. Пожалуйста, живи — картошка своя, огурцы свои, помидоры свои, куры есть, на днях поеду, уток куплю. Понадобились дрова — я пошёл на пилораму, 20 тысяч отдал, мне через день КамАЗ дров привезли. А телевизор не смотрю, сейчас там одно и то же.

Уже выезжая из села, у ворот дома с красивыми наличниками увидели машину и решили поговорить с водителем.

— Живу в Усть-Катаве, работаю водителем скорой, — говорит Сергей Болышев, — здесь у меня мама живёт, приехал в гости. А эти наличники, которые вам понравились, мой отец делал. Здесь пенсионерам жить хорошо. Если доживу до пенсии, может быть, уеду сюда.

— Сергей, на Ваш взгляд, чем хороша Минка?

— Природа хорошая, и народ здесь хороший, общительный, — так кратко, по-военному резюмировал Сергей.

Грандиозное строительство

Раньше, подъезжая к деревенской околице, справа и слева можно было лицезреть штабеля брёвен двух лесопилок и ещё бетонные стропила бывшей совхозной фермы. Сегодня стропила исчезли, лесопилки ещё работают, а на громадной площадке рядом с дорогой идёт грандиозное строительство нового производства по переработке древесины. Такого Минка уж точно не видела больше тридцати лет, со времён распада Советского Союза. И что интересно — возглавляет производство бывший начальник 27-го цеха УКВЗ Иван Сергеевич Михляев. Конечно, покидая село, мы просто обязаны были заглянуть сюда.

— Раньше цех лесопиления находился в разъезде Минка, а сейчас здесь возводим новую автоматизированную линию пиления, — говорит начальник производства Иван Михляев. — Вы видите монтаж линии сортировки, здесь будет сортироваться лес-кругляк по размеру и качеству. Приезжает лесовоз, сгружает лес на разгрузочную площадку, и бревно подаётся на сортировку. Каждое бревно будет проходить через сканер и сбрасываться в определённый карман. Например, определился диаметр на 300 — бревно дошло до нужного кармана и упало в него. В следующий карман падает бревно на 200, в следующий — на 150.  Наполнение кармана произошло — подъезжает погрузчик, забирает этот диаметр и везёт на автоматическую линию пиления. Это сделано для того, чтобы увеличить производительность, нужен определённый диаметр, потому что станки настраиваются на этот размер.

— С таким масштабом производства вы здесь все окрестные леса срежете, голые шишки останутся.

—  Объём лесозаготовок или ежегодная расчётная лесосека определены Проектом освоения лесов. Никто не позволит нам вырубать больше. В настоящее время мы продаём древесину в круглом виде, с пуском цеха будем продавать пиломатериалы.  Вы поймите, наша организация, компания «Леспромсервис»,  ведёт полный цикл лесохозяйственных работ: мы выращиваем посадочный материал лесных культур в питомниках, в прошлом году ввели в эксплуатацию тепличный комплекс по выращиванию саженцев сосны с закрытой корневой системой. Все площади, пройденные рубками, засаживаем 100%.  В течение 7 лет на этих площадях, а это приблизительно 100 гектар в год, ведётся уход за культурами: окашивание, прополка.  То есть мы контролируем весь цикл роста дерева, начиная от посева семян до вырубки. Мы просто так не вырубаем лес. «Леспромсервис» — арендатор лесного участка. Есть лесничество, которое контролирует все наши работы, согласовывает все виды рубок.

 — Когда планируете закончить строительство площадки?

— Строительство началось в июне прошлого года, и в сентябре планируем закончить. Сейчас здесь работают люди с разъезда Минка, есть рабочие из самой Минки. Мы уже дали объявления в газеты, что набираем людей. Работы будет много.  Нужны специалисты рамщики, станочники, да и люди, желающие работать на современном предприятии и готовые пройти обучение данным профессиям.

Добавить комментарий


Похожие материалы (по тегу)

Поздравления

Комментарии
Календарь
« Май 2024 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Опрос

Нужен ли забор кедровой аллее в МКР-2?

Нет, это выглядит непривлекательно. - 58.8%
Да, не все деревья достаточно взрослые. - 11.3%
Поставить сетки у не совсем подросших деревьев. - 30%

Всего голосов:: 80
Голосование по этому опросу закончилось в: 06 Сен 2021 - 08:41

Объявления