От Сталина до Азналина

Автор 
Оцените материал
(5 голосов)
От Сталина до Азналина От Сталина до Азналина

Фото А. Петухова

Предлагаем читателям две версии происхождения осколка колокола, который принёс в нашу редакцию житель Усть-Катава Борис Петрович Чернов.

Я не воцерквлённый человек, но по роду деятельности у меня на столе лежит численник «Православные праздники и посты». И как раз перед встречей с Борисом Петровичем читал тропарь на листочке праздничного дня: «Благословен еси, Христе Боже наш, Иже премудры ловцы явлей, низпослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную, Человеколюбче, слава Тебе». А рядом перевод молитвы на современный язык (зачем трудиться, вникать): «Достоин прославления Ты, Христос Бог наш, который сделал рыбаков (апостолов) премудрыми, ниспослав им Святого Духа, и через них уловил (привлёк в вере) вселенную (весь мир). Человеколюбче, слава Тебе». Боже, как оскудел современный язык, мы своим рационализмом убили в нём поэзию. А вдумайтесь, сколько здесь мудрости, и какой в строчке глубокий смысл! Вот в этот момент главный редактор и подвёл ко мне нового респондента.

Сени ломали, а под полом…

В руках у Бориса Чернова было нечто, небрежно завёрнутое в газету. Когда развернули, то все увидели металлический осколок величиной с ладонь. Тяжёлый, со следами окисления, а на его поверхности выступал бугорками затейливый растительный орнамент. Несомненно, это кусочек церковного колокола.

- Дома ремонтом занимался, сени рушил, а под полом на земле лежал вот этот кусок, - рассказывает Борис Петрович. - Это было ещё в том году. В суете отложил его, а в этом году крыльцо начал ломать, смотрю: «Да что это такое? Орнамент, похоже, осколок колокола». Мой дед жил на улице Центральной. Когда кафе «Юбилейное» стали строить, его дом снесли, и он переехал на улицу Чапаева, где подземный переход к вокзалу. Когда дед умер, мы переехали в его дом. Деда не помню, только по рассказам, держал две лошади. Скорее всего, этот обломок был у деда, так как он жил недалеко от церкви. Может, когда её ломали, колокол сбросили и осколок отлетел. Большие-то собрали, переплавили, а этот случайно дед нашёл.

И как только Борис Петрович рассказал, откуда у него этот кусочек, то почти мгновенно родились две версии его происхождения.

По копейке с народа, на Красную (версия первая)

Кто хотя бы однаждывидел, как пылает всего один деревянный дом, может представить, какой ужас творился на улицах Усть-Катава 20 мая 1890 года. С горы Могильной дул ветер, и искры роями понеслись от двора к двору. Треск смоляных досок, брёвен, истошные крики детей, баб сливались в гул, а раскалённые угли с неба и нестерпимый жар начали сводить людей с ума.  И они побежали к воде, к речкам. В чёрные головни в мгновенье ока превратились 262 дома, и народ задумался, не Божья ли это кара? И начали собирать деньги для строительства нового храма в правобережной части посёлка. По копейке с каждого заработанного рубля у рабочих, но и богатые жертвовали, кто сколько мог. Новую церковь осветили в честь святого благоверного князя Александра Невского в 1911 году. Старожилы рассказывали, была она необыкновенной красоты, поэтому и называли её люди «Красной». Хотя есть более прозаическая версия - Красная оттого, что была сделана из красного кирпича. Недавно узнал, оказывается, церковь была у нас трёхпрестольной, главный престол был назван в честь святого благоверного князя, а предельные – в честь архистратига Михаила и пророка Ильи. И только теперь до конца стал мне понятен рассказ ныне покойного Юрия Фёдоровича Зуева: «Видел, как её ломали. Когда работал клуб, купола изнутри были закрыты потолком, когда ломать стали, доски распилили – они и рухнули. Обнажился купол, а на нём нарисована лошадь, уж больно красивая, то ли она была с крыльями, то ли ангел на ней, сейчас уже не скажу. В Колонии и в Шубино есть дома из тех самых церковных кирпичей». Да, это был архангел Михаил, только он мог быть на крылатом красном коне. В тридцатом году, как раз когда Сталин расправил плечи и начал править как настоящий диктатор, организованная группа комсомольцев зашла в храм Рождества Христова, выгнала всех и повесила на дверь амбарный замок. И в этот же день молодые коммунисты начали рушить Красную церковь, им нужен был клуб. Сдирали иконы, ломали алтарь, и как апофеоз, как завершающий акт святотатства – показательный сброс колокола с высоченной звонницы. Народ, пусть немногочисленный, смотрел, был слышен ропот, и всё. А что они могли сделать, что могли противопоставить стальной диктатуре новой власти? Среди христиан, которые слышали последний, предсмертный звон упавшего на каменные плиты колокола, возможно, был и Иван Чернов, дед Бориса Петровича. Как он подобрал осколочек, где и в какой тряпице его хранил на улице Красной, нам неизвестно. Ну а потом, когда сломали его дом, расчищая место под общежитие и кафе «Юбилейное», кусочек намоленного металла перекочевал за речку на Чапаева.

Образно говоря, с высоты современной «колокольни», я бы даже и не стал осуждать тех резвых молодых людей, которые громили храм. Во-первых, не судите, да не судимы будете, а во-вторых, ослеплены они были. Это же кто-то довёл страну до такого состояния, что миллионы уверовали, пошли грабить и убивать своих же соплеменников, а потом так с перевёрнутым с ног на голову сознанием жили десятилетиями. Стараюсь не верить в разные мистические приметы, сны, но с Красной церковью явно прослеживается какой-то рок. Судите сами. Красный петух завис над Усть-Катавом в 1890 году, буквально за несколько месяцев до прихода первого поезда, сгорел почти весь посёлок. А через два десятилетия на улице Красной освещается Красная церковь. Проходит ещё два десятилетия, и увлекаемые вихрем красного террора активисты поднимают над храмом красный флаг. Теперь это клуб, где кажут богоборческие фильмы, а на месте алтаря сцена. И невдомёк было им, что наверху за досками, за штукатуркой уже трубит красный всадник, предвещая конец света! И через два десятилетия, в 1952 году, волею красного директора рядом возводят и открывают мечту для народа – Дворец культуры, а на месте святых камней – два фонтана. Увы, прошло ещё два десятка лет и голубые фонтаны иссякли и превратились в грязные урны. Простите, но приходится цитировать себя, в 2008 году в нашей газете были такие строки: «Нет колоколов, нет икон, нет святых камней, нет ничего, что напоминало бы о храме. Подхожу к чаше левого фонтана, она до краёв завалена мусором. Где-то здесь наши предки венчались, крестили младенцев, исповедовались… Беру осколок мраморной плитки и начинаю стучать по бронзовой чаше. И случилось чудо – по парку поплыл звон колокола! От храма остался звук!» Прошло ещё десять лет, чудо не чудо, а может предопределение – на месте чаш-урн сейчас клумбы, проглядывают капельками красные цветочки, гуляют мамы с колясками. И вдруг весть - нашёлся кусочек колокола! Ничего не исчезает бесследно…      

Юлай сжёг деревянную (версия вторая)

Мы привыкаем к гаджетам современного мира почти мгновенно, сейчас даже трудно представить, как это мы без сотового жили? А прошло-то всего десять лет! А вот представьте, Твёрдышевы покупали крестьян в Поволжье, и если сейчас поезд до Волги от нас идёт 12 часов, то каково было нашим предкам, с детьми, со всем скарбом и скотиной, своим ходом добираться до Урала. И здесь на камнях надо было успеть до зимы построить жильё, да ещё реку запрудить для заводчиков. Уму непостижимо, как это всё превозмогли и живы остались. И вот только обосновались, церковь построили, детей стали рожать, железо на барках в Россию начали отправлять, как новый стресс, новая беда. Прошло-то всего 15 лет, и случился Пугачёвский бунт. Опять же надо представить то время, время не только без радио и телевидения, но и без всякого печатного слова. Раньше как на Руси? Царь жаловал, а отбирал помещик, да и сейчас недалеко от этого ушли. Тут и появился и начал набирать себе войска опальный император Пётр III. И бросились обиженные под знамёна государя Петра Фёдоровича, а по сути Емельки Пугачёва. А как не бросишься, если в манифесте писано: «…Будете жалованы крестом и бородою, рекою и землёю, травами и морями, и денежным жалованьем, и хлебным провиантом, и свинцом, и порохом, и вечною вольностию». Среди 25 крестьян Усть-Катавского завода, значившихся в списке пленённых пугачёвцев, есть и Игнатий Чернов. В мае 1774 года повстанцев разбили у села Чесноковка, и в этом же месяце крестьян переписали и отпустили по домам. А в июне, после неудачного штурма Катав-Ивановского завода Юлай Азналин, отец «полковника» Салавата, сжёг в отместку Юрюзань, Ерал, Карауловку, Орловку и Усть-Катавский завод. Сохранился документ «О причинённом на Усть-Катавском молотовом заводе разорении и истреблении до основания оного завода всякого строения огнём», и там сказано: «…Напав на оной завод, разграбили как наличной, оставшей от прежнего грабительства капитал и крестьянское всякое имения, деньги, похитя скот, так и строение заводское, фабрики, ларевые свинки, ларь и в плотине слань, и крестьянское дворовое, огородное и игуменное огнём испортили, а крестьян мужска пола, муча разными побоями, многих и смерти предавали, вымогая от них денег и пажитки не имеют ли где спрятанной». В самом посёлке было сожжено 114 домов, а оставшиеся 42 разграблены полностью. Отобрано 330 лошадей, 600 коров, 1360 овец. Про церковь в документах того смутного времени нет упоминаний. Известно лишь, что она была деревянной и строилась одновременно с заводом и жильём для рабочих купцом Иваном Твёрдышевым. И позже на этом месте была заложена каменная церковь Рождества Христова, освещённая в 1820 году. И почему бы не предположить, что Игнатий Чернов или кто-то из его близких, нашёл на пепелище кусочек колокола, сохранил и передал его своим наследникам?

Говорят – рукописи не горят, осмелюсь предположить, что и колокола не исчезают бесследно. Через столетия их металл начинает звенеть и пусть в другой ипостаси, но «глаголом жечь сердца людей».

И связь времён, и голос из прошлого

Николай Коледин, главный редактор «Усть-Катавской недели»:

- Хорошо помню то время, когда в помещении нынешней церкви был продуктовый магазин. Водка была сделана вынужденным дефицитом. Чтобы отоварить талоны, люди пробивались к прилавку, обрывая пуговицы. Злоба и мат наполняли тесное пространство. Прошло время, заботами энтузиастов, верующих людей церковь восстановлена. Как в былые времена сияет её купол…

Обретение части разрушенного колокола, не суть важно, это часть колокола от времён разрушения церкви башкирами в годину пугачёвского бунта или от времён богоборческих ватаг большевистской молодёжи, – знаковое явление. Может быть, нужно отлить новый колокол, влив в него часть металла от обретённого фрагмента? И будет в новом колоколе звучать голос тех тревожных времён, как напоминание о хрупкости мира. Будет его звучание – как связь времён.

Вера без реальных дел мертва. Может быть, стоит верующим людям города своими руками сотворить это чудо – отлить новый колокол. В котором будет голос из далёких времён. Ведь совсем недавнее событие, когда жители нашего округа всем миром взяли и собрали средства на зарыбление городского пруда, показывает, что у нас много людей, отзывчивых на хорошие дела.

Не хочу никому ничего навязывать. Просто делюсь идеей. Если найдутся люди, желающие её осуществить, к их услугам будут предоставлены возможности нашей газеты и нашего сайта.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие материалы (по тегу)

Опрос

Скоро новогодние праздники. Чем будем закусывать, господа хорошие?

Комментарии
Календарь
« Декабрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Афиша

Смотреть другие события