Усть-Катав, запечатлённый на века

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)
Усть-Катав, запечатлённый на века Усть-Катав, запечатлённый на века

Имя Михаила Круковского большинству жителей нашего города неизвестно. Рассказать об учёном-этнографе и его книге, в которой большое место уделено Усть-Катаву, решила краевед Галина Садовникова. Предлагаем вниманию читателей подготовленный ею материал.

Михаил Антонович Круковский - детский писатель, учёный-этнограф, который путешествовал по России в начале ХХ века и изучал жизнь простых рабочих и крестьян. Под его пером появлялись очень правдивые путевые заметки. В 1905 году он посетил Усть-Катав и горнозаводскую зону. Итогом этнографических изысканий стала книга "Южный Урал. Путевые очерки".   

О Буре и Круковском

Аделаида Карловна Буре... Об этой незаурядной энергичной женщине уже было сказано немало добрых слов в воспоминаниях театралов нашего города. Позволю напомнить читателям, что в статье "Любви к театру целый век покорны" режиссёр Валентина Михеева называет А. К. Буре - "виновницей" зарождения театра в нашем, по тем временам, посёлке. Действительно, есть воспоминания о том, что на улице Революционной (бывшей Заводской) на месте сегодняшнего мебельного цеха, а ещё раньше - хлебозавода, стояло здание, в котором размещалась библиотека-читальня. В этом же доме располагались жилые комнаты. В начале 20 века здесь жила семья учителей Емельяновых. Муж Василий Наумович и жена Аделаида Карловна (в девичестве Буре) были социал-демократами, проводили тайные собрания революционеров.

Аделаида Карловна вела переписку с Н. К. Крупской. Письма хранились на чердаке дома, но впоследствии сгорели во время пожара. Аделаида Карловна Буре приехала в Усть-Катав в 1896 году из Петербурга после окончания высших женских (Бестужевских) курсов. Она организовала воскресную школу для рабочих и знакомила слушателей с нелегальной политической литературой. Здесь же, а может, в библиотеке-читальне, проходили первые театральные постановки.

Можно ещё многое вспомнить из жизни А. К. Емельяновой-Буре, но два года назад меня взбудоражил следующий факт. Благодаря знакомству с мастером и художником нашего города Ольгой Ивановой, я узнала о Михаиле Круковском. Михаил Антонович - детский писатель, учёный-этнограф, который путешествовал по России в начале ХХ века и изучал жизнь простых рабочих и крестьян. Под его пером появлялись очень правдивые путевые заметки. В 1905 году он посетил Усть-Катав и горнозаводскую зону. Итогом этнографических изысканий стала книга "Южный Урал. Путевые очерки". Насколько бесценной является она для всех, кто интересуется историей своего рода, семьи и города! Перечитываю книгу - и меня уже в который раз охватывает огромное волнение, будто прикасаюсь к дорогой реликвии...

Проводя экскурсии по городу или презентации по истории города, знакомлю слушателей с этим именем. Становится обидно, что фамилия Круковского большинству жителей нашего города неизвестна. Будто белое пятно в истории родного края. Изучая биографию Михаила Антоновича Круковского, я узнала, что "в начале 1890-х годов, работая писарем в волостном управлении Псковской губернии, он повстречался с учительницей Софией Карловной Буре" - передовой идейной девушкой, которая закончив два высших учебных заведения уехала в глушь, "чтобы отдать свои знания народу". Молодые люди поженились и переехали в Петербург. Сопоставив ещё некоторые факты из биографии Круковских и Емельяновых, прихожу к выводу, что Софья Карловна и Аделаида Карловна Буре - родные сёстры. И становится более понятным, почему занесла судьба Михаила Круковского именно в Усть-Катав.

Михаил Круковский о посёлке, заводе и рабочих

Удивительно, что в царские времена книги передового учёного-этнографа выходили в свет. Ведь он без приукрашивания показывал тяжёлую жизнь простого народа. В путевом очерке "Южный Урал" целая глава посвящена заводским посёлкам. В этих описаниях узнаваем и Усть-Катав: "Вокруг завода по берегам пруда обыкновенно расположены жалкие домишки рабочих, но в каждом таком заводе есть церковь, почта, больница, школа, несколько лавок и базар. В ненастную погоду всё селение буквально тонет в непролазной грязи; ночью улицы погружены в темноту, а днём они почти безжизненны, потому что главное население - рабочие - работают на заводе. Здесь нет непринуждённого веселья и простоты, здесь все живут для того лишь, чтобы заработать, и только вечером раздастся разудалая песня группы подгулявших рабочих, да в окнах заводских чиновников долго светится огонь: там люди напрополую играют в карты, скрашивая своё свободное время, которое здесь не на что расходовать". Михаил Антонович сравнивает завод с каким-то страшным зверем и глубоко сочувствует людям, которые "снова пойдут на работу и исчезнут в пасти завода. Словно они добровольно идут в какую-то мрачную, вечно дымную, вечно шумную, ужасную тюрьму...".

Автор делится впечатлением от заводских работ: "Стук, грохот машин. Беготня и суетня рабочих, в одном месте - полумрак, в другом - яркие, почти белые огни, всё это производит впечатление чего-то сумасшедшего, бестолкового и необычайного". Однако через какое-то время немного смягчается: "...Стоит всмотреться хорошенько во всю эту работу машин и людей, стоит вникнуть в неё, и ясно станет, что всё здесь делается разумно и в высшей степени обдуманно; завод перестанет казаться кромешным адом, наоборот, будет привлекать массой того серьёзного дела, которое в нём совершается".

А вот описание вида, который открывается с Могильной горы: "Я взобрался на верхушку горы. Подыматься пришлось почти по отвесной стене, и невольно приходит мысль, каково рабочим взбираться и спускаться по этой крутизне четыре раза в день. Эти подъёмы и спуски должны сильно утомлять и без того утомлённых людей. Наверху горы рядами расположились избушки заводской бедноты; крыши рисуются на тёмном небе чёрным зубчатым гребнем и сливаются во мраке ночи. Сверху горы виден заводской пруд, в котором отражаются огоньки избушек. Дальше несколько больших красных пятен, бросаемых заводскими трубами; над заводом стоит зарево, в котором видны чёрные силуэты труб. А дальше на противоположном высоком берегу видны такие же огоньки в окнах рабочих избушек, за которыми всё сливается в одну массу чёрной, ночной дали. Мрачная, немного тяжёлая и дикая картина...". Круковский рассуждает о разнице между "низшими рабочими и высшими", говорит и с одними, и с другими. "- Чего им надо? - говорили мне эти интеллигенты, - школы, библиотеки у них есть - развивайся, учись; болен - лечись; изувечила тебя машина - получай пособие. Всё сделано. Надо бы ценить это, наше внимание, наши труды... А они ничем не пользуются, ничем не довольны". Конечно, не довольны. Устроить школы, церкви и лечебницы из больших заработков легко, даже ничего не стоит; но успокоиться на этом нельзя. Нельзя отделаться от людей только пожертвованиями и вношениями; рабочий люд требует к себе душевного отношения, справедливости, смотрит на все эти учреждения как на своё, принадлежащее ему по праву, и к интеллигенции, как к сытым людям, относится с недоброжелательством..."

"И такой славный мальчуганишко был на свете..."

В очерке предстают судьбы многих людей, их печали и горести. Из уст старой женщины узнаём о горе, которое приключилось с её малолетним сынишкой: "Был у меня сынишко, один-одинёшенек... И такой славный мальчуганишко был на свете. Одиннадцать лет ему было, а всё рвётся в школу. Стоит у дверей школы и ждёт не дождётся, на морозе мёрзнет, пока мальчишки высыплются из училища. Спрашивает у них то да сё, чему учили в школе, что говорили... Охота ему смертная была в школе учиться, да где тут! Ни обутков, ни лопотишки нет, а ведь в школу отдавать - надо приодеть. Так дома и сидел, меня, старую, тащил. А тут как на грех подвернулся один советчик: "Пошли ты, говорит, Стёпку на завод. Всё же двугривенный заработает в день, а тебе, старой, подмога". Не хотела я, да осилил ворог. Есть нечего, без лопоти ходили: деньги не мешают. Опять же, думаю, мальчишка без дела околачивается, а там всё ж к чему-нибудь приучится. А благодетель-то этот пришёл и говорит: "Снаряжай своего Стёпку на завод завтра же: место выхлопотал ему. Упустишь место, потом не скоро получишь". Согрешила я, позарилась на этот двоегривенный и отправила своего Стёпушку на завод. И не вышло из этого дела никакого толку: пропал мой Стёпушка. Поставили его вертеть колесо ногой, этакого-то хрупкаго, болезнаго!.. Куда ему вертеть-то, тяжёлое колесо! Молот стучит и стучит, а ты верти не отставай, иначе молот-то буде тюкать по пустой наковальне... Десять дён держался он, ходил на эту проклятущую работу, а на одиннадцатый день не выдержал: пришёл до смены - не могу, говорит, маменька! Не можется! А сам весь красный, живым огнём горит. Ночью бредить стал. Позвала я фершелицу; посмотрела - говорит, тиф да ещё лёгкия воспалились. Побилась я этак недельку с мальчишкой, и умер мой Стёпушка. Погас, как свеча восковая... Взяла я от завода его двоегривенный заработок за две недели, и весь-то он пригодился на гробик моему Стёпушке... Одна я, горемычная, живу с тех пор». На глазах добродушной старухи показались слёзы..."

Яркая человеческая история, будто из первых уст услышали этот рассказ, не правда ли? Михаил Антонович Круковский подкупает не только правдивостью и искренностью, но и высоким профессионализмом. В описаниях сохраняется весь колорит народной речи, местного говора.

Лица из прошлого

Удивительны и бесценны фотографии, сделанные в путешествиях по России. Известно, что он организовал кустарную цинкографическую мастерскую в Петербурге, где сам изготавливал клише и делал иллюстрации для детского журнала "Товарищ". Потом Михаилом Антоновичем и Софьей Карловной было задумано издать приложение к этому журналу - альбом "Мир в картинках". Первые 12 альбомов назывались "Россия в картинках", однако вышли в свет только 8 выпусков, а в 1904 году журнал был закрыт цензурой. Долгое время Михаил Антонович активно сотрудничал с Императорской академией наук. В заявлении от 18 февраля 1905 года он просит "командировать его в Оренбургскую, Уфимскую, Пермскую и Вятскую губернии с целью этнографического обследования этих мест, фотографической съёмки и собирания предметов по этнографии". М. А. Круковскому выдаётся открытый лист с просьбой "о содействии учёному местных Начальствующих Лиц". И уже 14 августа 1905 года он отправляет со станции Усть-Катав письмо с просьбой выслать ему деньги и новый открытый лист (он давался только на полгода). А пока в Усть-Катаве и окрестностях делает бесценные кадры. Хотя они чёрно-белые, не как у С. Прокудина-Горского, но заставляют удивляться и восторгаться! Самое известное фото - это портрет усть-катавской девушки в народном костюме. Именно оно заинтересовало в своё время Ольгу Иванову, которая впоследствии создала куклу в подобном наряде, "создала реплику" - как говорят мастера. До сих пор остаётся тайной имя девушки, попавшей в объектив Михаила Антоновича. Вероятно, что её потомки до сих пор живут в нашем городе.

На следующей фотографии узнаваема улица Революционная, причём рукой автора написано прежнее название улицы - Заводская.

Вообще, к улице Революционной у меня особенное отношение. Во-первых, это моя родная улица, где я родилась и выросла. Во-вторых, считаю её самой старой, так как спланирована и образована была одной из первых при постройке плотины и завода. В-третьих, улица богата историческими местами и сооружениями.

Здесь находилась с 1799 года церковь Рождества Христова, с ещё более ранних времён - здание заводоуправления, центральная площадь, на которой проходили собрания и митинги заводского населения и ещё много сооружений. Кстати, об истории этой улицы скоро появится в свет небольшая книга. Можете представить своё удивление и восхищение, когда я обнаружила среди фотографий М. А. Круковского несколько фото с видом моей родной улицы! Посмотрите, вот хлебный обоз в дождь поднимается в гору.

На следующей фотографии видны дома, бани, рассадники прямо около пруда. Сейчас эти постройки не сохранились.

Можно даже увидеть татарскую лавочку. Правда, вот место определить труднее. По фото можно предположить, что находилась она тоже на улице Революционной, но в воспоминаниях моего деда сохранились сведения о татарской лавке, располагавшейся на улице Карла Маркса.

Удивительны фотографии, посвящённые деревням Арацкое и Серпиевка. Судите сами. Ещё на одной фотографии - крестьянин из деревни Лимоновка.

Просматривая всю коллекцию фотографий М. А. Круковского, сделанных в поездке по Южному Уралу и сохранившихся в архивах Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, можно отобрать более 40 фотографий, относящихся к нашему краю. Здесь не только портреты людей, но и старинные орудия труда, стога русской и башкирской кладки, повети и многое другое. Это настоящая находка для краеведов и людей, не равнодушных к истории нашего края!

Что же касается судьбы самого Михаила Антоновича Круковского, то известно, что он женился во второй раз на Ольге Карловне Лузиной, которая была земским врачом. Семья Круковских проживала во Владимирской и Уфимской губерниях, а потом в Сибири. В городе Камень-на-Оби Михаил Антонович создал краеведческий музей. Он стремился сделать музей научным учреждением, организовывал экспедиции в поисках этнографического материала. Самой интересной и обильной с точки зрения полученных результатов была экспедиция на Алтай, организованная Михаилом Антоновичем в 1924 году.

Увлечённый науками, М. Круковский плохо вписывался в советскую действительность. Он подвергался постоянным нападкам, его обвинили в "академизме" и исключили из культпросветсоюза. В 1933 году семья Круковского уезжает в Ташкент. Через три года талантливого учёного и исследователя не стало.

В годы Великой Отечественной войны были практически полностью утрачены все коллекции музея, собранные как Круковским, так и его последователями. В настоящее время только МАЭ РАН является хранителем уникальной коллекции предметов и фотографий, собранных М. А. Круковским.

Благодаря современному чуду - интернету - у каждого желающего есть возможность воспользоваться электронной библиотекой МАЭ РАН и насладиться фотографиями учёного-этнографа Михаила Круковского. Вглядывайтесь в фото, ведь на них - ваши предки!

Галерея изображений

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие материалы (по тегу)

Хозяин? - Приберись!


ул. Центральная

Опрос

Где, по вашему мнению, должен быть построен региональный мусороперерабатывающий завод?

Комментарии
Календарь
« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Афиша

Смотреть другие события

Объявления

Все объявления | Подать объявление