Усть-катавский предприниматель рассказал о своём производстве

Автор 
Оцените материал
(21 голосов)
Усть-катавский предприниматель рассказал о своём производстве Усть-катавский предприниматель рассказал о своём производстве

Фото А. Петухова

Предприниматель Андрей Перепеловский – личность в городе достаточно известная. Он долгие годы строил свой бизнес совместно с градообразующим предприятием УКВЗ, занимался поставками комплектующих. И вот новый поворот в его жизни: от торговли комплектующими он решил перейти к их производству. Наша редакционная группа побывала в его цехах и, кстати, встретила специалистов УКВЗ, бывших там на хорошем счету, но от которых избавились в связи с сокращением производства. С Алексеем Алфёровым, возглавлявшим ИП-53, и Эдуардом Газизуллиным, специалистом трамвайного производства, доводилось общаться при подготовке материалов для «Вагоностроителя».

Андрей Перепеловский: «Большая дорога начинается с первого шага»

Переполняемый гордостью за проделанную в последние три года работу по организации собственного производства Андрей Перепеловский решил начать общение с нами с экскурсии.

- Вот печь для цементации и закалки, - с гордостью показал нам первый объект Андрей Валерьевич. – В её установке мне помогал Алексей Лаворко. Я его взял на работу на закалку и ковку. Он так загорелся этим, по полной отдавался своей работе, но… (Алексей скоропостижно скончался в конце прошлого года). Искренне жаль, что он так рано ушёл. Нам его сильно не хватает.

Вообще каждый станок на производстве Перепеловского имеет свою историю, и Андрей Валерьевич с нескрываемой гордостью рассказывает их. Один из Пензы, другой – из Пермского края, третий – Иркутская область. География всей страны в этих станках. Один везли целиком, как негабаритный груз, другой разбирали, а потом собирали уже на месте. Третий пришлось модернизировать собственными силами. У четвёртого перенастраивали электронную начинку, и это при том, что многие станки иностранного производства. В общем не перевились ещё на Руси левши!

Экскурсия экскурсией, но было любопытно узнать, почему человек, долгие годы работавший в сфере продаж и закупок, сделал крен в сторону производства. С такого вопроса и начался наш разговор.

- Уже три года, как я взял крен на промышленной производство. Около двух лет прошло с момента выпуска первой детали, - начал свой ответ Андрей Перепеловский.

- Вернёмся в 2018 год. Тогда производство было не сильно интересно кому-то, и меня отговаривали многие. Но есть же ещё какое-то внутреннее чутьё, которое тебя куда-то ведёт, и ты рискуешь. Все свои деньги я вложил в производство, даже занял ещё 12 млн рублей.

Действительно, начинал я с торговли запчастями. Брал на заводах большие объёмы, например, в Чебаркуле 4-6 тысяч единиц продукции, при потребности, например, УКВЗ в 400 единиц. Понятно, что Чебаркуль в приоритете работает со мной, а я уже маленькими партиями поставлял по всей России. Стала складываться тенденция у предприятий, работать только с крупными заказами, производство мелких партий стали выводится за пределы. Тогда и появилась идея создания собственного производства.

- Какое первое изделие решили изготавливать?

- Бандаж. Он востребован. Усть-катавскому заводу он не сильно интересен, как ЗИП. Они берут только столько, сколько им надо на программу. А из-за того, что УКВЗ стал поставлять 623-и вагоны в Москву, потом Москва начала передавать их в другие города, возникла потребность в обработанных бандажах. Их можно изготовить только с использованием станков с ЧПУ, не во всех трамвайных управлениях есть необходимое оборудование. Соответственно возникла такая потребность.

По сути, трамвайное колесо состоит из бандажа, ступицы, диска и резиновых амортизирующих прокладок. Бандаж – это металлический пояс, обод, надеваемый на железнодорожные колёса для увеличения их прочности или уменьшения износа. Это самая востребованная часть колеса, которая соприкасается с рельсами. Она, как и резина на автомобиле, изнашивается в ходе эксплуатации транспорта и нуждается в замене.

После выпуска бандажа, мы освоили оси, ступицы разных видов на любой трамвайный вагон, шестерни редуктора и даже некоторые алюминиевые детали, выпускаемые немцами.

Родилась идея изготавливать пантографы. Раньше пантографы делал УКВЗ, Уралтрансмаш и ещё одна челябинская фирма. УКВЗ и Уралтрансмаш почти перестали делать пантографы, правда, появилась ещё одна подмосковная фирма, но они делают дорогие.

Когда я начинал заниматься производством, мне говорили, что проще всё в Китае купить. А что мы будем делать, если Китай откажется?! Сегодня вот Европа отказалась поставлять нам свои товары и технологии. Мы же должны иметь своё! Пусть даже получится чуть подороже. Но если вспомнить историю появления Windows, Apple, ведь в гаражах, по сути, делали первые компьютеры.

- Вы сказали, что у Вас до 35 человек работает. Они все рабочих специальностей?

- У меня есть два конструктора Алексей Алфёров, Эдуард Газизуллин, есть технические работники, менеджеры. Их человек 6-7. Остальные – рабочие.

Я – идейный вдохновитель производства, я обозначаю направление движения. Эдуард Газизуллин и Алексей Алфёров мне предлагают пути движения, как можно прийти к той или иной цели. И опять-таки я выбираю, какой дорогой пойдём.

Вот пантограф – это полностью моё решение.

В прошлом году мы поставили 168 колёс на Уралтрансмаш в Екатеринбург. Тут звонок от них: «Можешь 100 колёс в течение 2-3 недель нам поставить?» Кто разбирается в этой теме, тот понимает, что изготовить такое количество в такой срок нереально. А я отвечаю: «Могу!» Спросите, каким образом это стало возможно. Просто, выполнив реальные заказы, мы немного поработали про запас. У нас практически всё необходимое количество уже было готово.

Заводы, к сожалению, зачастую сегодня не имеют никаких запасов комплектующих. Конкурс они выиграли на поставку продукции, но сроки изготовления получаются нереальными из-за того, что нет в наличии запаса комплектующих.

- Как Вам кажется, почему наш завод перестал делать комплектующие сам?

- Потому что пришли «эффективные» менеджеры, и стало модным отдавать всё на аутсорсинг, то есть передавать непрофильные функций компании сторонним организациям. У меня, например, тоже есть направления, которые я пока не вижу смысла развивать. Есть детали, которые изготавливаются с помощью лазерной резки. Я пока не вижу смысла приобретать такое оборудование, передаю заказ тем, кто на этом специализируется. В такой кооперации есть смыл, но во всём должен быть разумный предел.

Я, например, объявляю конкурс среди тех, кто может изготовить нужную мне деталь с помощью лазерной резки, или среди поставщиков резиновых изделий. И это замечательный механизм, когда производители торгуются за то, чтобы я у них купил.

А что касается завода… На заводе сейчас нет службы снабжения и сбыта. Всё решается в офисах в Москве. Стоимость трамвая можно посмотреть на сайте госзакупок. Например, Магнитогорск покупает за 47 млн рублей. Для примера в 2019 году Магнитогорск покупал миллионов за 17-18, по-моему. Выросла ли зарплата на заводе за это время в два раза? Или увеличилось число работников? Цены тоже так не подскочили. Тогда откуда такая цена?!

Да, я в теме. Я давно сотрудничал с нашим заводом. Умею считать. Но повторюсь, если зайти на сайт госзакупок, то можно заметить, что большинство конкурсных процедур проходит с единственным поставщиком. Там нет никакой конкуренции.

Когда я поставлял бандажи при Абрамове, Гнатюке, всегда был конкурс и приходилось опускаться в цене. Рентабельность была 5-10%. По факту завод покупал по цене Чебаркуля, да ещё и с отсрочкой платежа. А сегодня я предлагаю собранное и обработанное колесо дешевле, чем УКВЗ покупает заготовку.

- Какие у Вас сейчас есть станки и какие операции на них можно выполнять?

- Уникальная у нас зуборезка и зубошлифовка. Этому, действительно, удивляются все гости, которые приезжают посмотреть производство в процессе изучения возможности размещения своих заказов. На УКВЗ, например, зубофрезерных станков всего два, а у нас – восемь. Мы можем делать детали диаметром от 50 мм до 2000 мм. И зубошлифовка до 800 мм.

Есть токарные карусельные станки. Шлифовальный станок хорошо ловит микроны и держит их. У нас два таких станка. На одном изделия до 2 метров, на втором – 2,8 м.

Я уже неоднократно предлагал Новикову, гендиректору УКВЗ, кооперацию по изделиям, необходимым УКВЗ. Но пока договориться о сотрудничестве не получается. Только если какие-то комплектующие становятся нужны очень срочно, тогда да, а долгосрочного сотрудничества не получается. Хотя сейчас для УКВЗ есть реальный шанс крепко встать на ноги. У «Транспортных систем» - основных конкурентов, возникли серьёзные сложности. Во-первых, Феликс Винокур перестал быть учредителем, а он был главной движущей силой. Во-вторых, по имеющейся у меня информации, до 40% комплектующих у них были зарубежные. Сейчас с этим большие сложности. На последний конкурс в Питере на 10 млрд рублей никто не заявился.

- Вы затронули тему торгов, конкурсов, то есть работу законов о закупках 44-й и 223-й ФЗ. Почему задумка не получилась?

- Потому что наш народ всегда придумает «контрсанкции». Это один момент. А второй момент, где руководитель реально заинтересован в конкурсе, там эти законы замечательно работают. Если руководитель не позволяет ни себе, ни подчинённым договариваться с кем-то о чём-то, там реально проходят торги, и всё работает, как надо. Буквально недавно Уфа проводила конкурс на оси. Так они купили их по цене, сколько у нас стоит заготовка.

Я думаю, что процентах в 70-и эти законы работают, как надо.

Напрягать должно, когда договор заключается с единственным поставщиком.

Ещё раз подчеркну, что должны быть руководители, болеющие за свои предприятия, тогда всё у нас будет хорошо!

- Мы, конечно, сейчас уходим от темы нашего разговора, но крайне любопытна ваша оценка возможности УКВЗ выполнить областной заказ на низкопольные вагоны?

- Сейчас компания «Синара» взяла работы под свой контроль. Надеюсь, это изменит ситуацию на заводе. Но, честно говоря, у людей отбили желание работать и зарплатами и, самое главное, отношением к ним.

Могу говорить за себя. Мы сейчас выиграли конкурс в Казани по поставке запчастей для «Татры». К нам обращаются разные предприятия, а моя задача, чтобы у людей была работа, чтобы я мог им заплатить зарплату. У нас есть станки, нам какая разница что делать и для кого. Главное, что мы можем это делать. Мне главное производство загрузить и развиваться.

Завтра к нам приедут специалисты компании «Ками», которая поставляет станки по всей России. Была компания «Инкор». Сейчас будем покупать ЧПУшные высокопроизводительные станки. На чём-то одном концентрироваться не будем.

Вообще я хочу поменять отношение к людям, которые создают, производят продукт, а не перепродают. У нас сейчас богаче всех перепродавцы. Производственники – самые бедные, притом, что они создают продукт. Поэтому я и рассматриваю несколько направлений, чтобы выбрать более рентабельное.

- Всё-таки сфера вашего производства нацелена на железнодорожный транспорт?

- Я бы сказал, она связана с транспортом, потому что на троллейбус мы тоже планируем делать запчасти. А глобальная цель, которую я ставлю перед конструкторами, - это своё изделие. Сейчас мы делаем запчасти для трамваев, троллейбусов, для питерских трамваев ЛМ. Но мы должны прийти к своему продукту.

- Но ведь для реализации такой идеи необходимо конструкторское бюро!

- Два конструктора у нас есть. Потихонечку будем дальше подбирать. Ещё пару человек я возьму. Конструктор, по сути, — это ведь вложение на будущее. Хочешь думать о будущем, обязательно нужны конструкторы.

Одно из предприятий «Синары» мне похвалились своими конструкторами. У них их семь человек. И такие вещи мне показывали, которые они создали! Нужны хорошие светлые головы!

- В Вашем представлении это молодёжь или опытные конструкторы?

- Я тут возрастного ценза не придерживаюсь. Кто-то молодой уже старый, а кто-то старый – всегда молодой. Я беру человека и присматриваюсь, ведь сейчас я по факту живу на предприятии. Я раньше всех встаю и позже всех ложусь. Но так и должно быть.

То, что мы сделали за три года – эта совместная работа единомышленников. Я могу сам залезть на крышу, чтобы почистить снег, бандажи разгружать и так далее. Я не боюсь никакой работы. Мы смогли за четыре месяца протянуть газопровод высокого давления, хотя мне все говорили: «Два года убьёшь». А я за четыре месяца все бумаги собрал, и ещё четыре ушло непосредственно на строительство. Зато теперь два огромных помещения готовы к работе. Одно уже со станками и ещё 1000 кв. метров – в заделе.

- Как семья относится к тому, что Вы живёте на работе?

- Жена считает себя солдаткой. На ней сейчас все заботы о детях. А по большому счёту, семья в меня верит и поддерживает, так было всегда!

- Ваше мнение, как на экономике России отразится происходящее сейчас в стране и в мире?

- Я в происходящем вижу положительные моменты. Во-первых, возрождается российское производство. Не надо боятся. Большая дорога начинается с первого шага. Да, вокруг твердят, что мы отстали, но вспомните Китай тридцать лет тому назад. Они были сеятелями риса и всё. А сейчас их американцы всерьёз воспринимают, считают своим противником. Экономически это основной конкурент Америки. По большому счёту, китайцы превзошли и американцев, и европейцев, и других.

Так вот сегодняшняя ситуация должна помочь нам избавиться от нахлебников: ненужных чиновников, менеджеров, сидящих в больших городах. Эти менеджеры в той же Москве могут получать зарплату сопоставимую с десятком рабочих в Усть-Катаве, а за что?! Они ничего не производят!

По большому счёту, чтобы получить реальные изменения в стране, нужно столицу перенести. Слишком Москва оторвалась от реалий жизни. Это по сути государство в государстве, где многие представления не имеют о жизни в глубинке. Это моё субъективное мнение.

Военную спецоперацию на Украине я бы сравнил с хирургической операцией. Если ты хочешь дальше нормально жить, то сейчас нужно пройти через боль. Мы же понимаем, что без боли не будет хорошо. Вот и Россия должна возродиться после этой боли. Я сейчас происходящее расцениваю, как шанс для страны. Засилье зарубежных компаний не давало даже возможности российским производствам появиться. Сейчас нужно ловить момент!

 

Добавить комментарий


Похожие материалы (по тегу)

  • Уютное ателье Елены Тулуповой в Усть-Катаве

    Меня всегда восхищали люди, которые умеют шить. Это ведь так здорово — самостоятельно воплощать любую свою модную фантазию. Нужно обладать невероятным трудолюбием, аккуратностью, талантом, чувством стиля. Поэтому я с большим интересом и уважением отношусь к тем, кто выбрал пошив, ремонт, разработку и создание одежды своей профессией. Сегодня мы расскажем об одном таком человеке.

  • Прощай, «Магарыч»!

    С семьёй Александра и Любови Машковских мы знакомили наших читателей чуть больше года назад. Наша статья о жизни семьи из г. Челябинска, которая избрала своим маленьким, но очень уютным и красивым домом село Серпиевка, привлекла немало внимания.

  • Предпринимателей Усть-Катава поздравили с профессиональным праздником

    28 мая в администрации округа состоялось чествование лучших руководителей в сфере бизнеса нашего округа.

  • Предпринимателей Усть-Катава ждут в прокуратуре

    Прокурор города Денис Анатольевич Семёнов готов встретиться с предпринимателями, у которых нарушены законные права и интересы.

  • Эксперты Южно-Уральской ТПП приняли участие в межведомственном совещании против коррупции

    Тема мероприятия при прокуратуре Челябинской области – предотвращение фактов незаконного вмешательства сотрудников правоохранительных органов в предпринимательскую деятельность и склонения правоохранителей к противоправным действиям.

Комментарии
Календарь
« Май 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Афиша

Опрос

Нужен ли забор кедровой аллее в МКР-2?

Нет, это выглядит непривлекательно. - 58.8%
Да, не все деревья достаточно взрослые. - 11.3%
Поставить сетки у не совсем подросших деревьев. - 30%

Всего голосов:: 80
Голосование по этому опросу закончилось в: 06 Сен 2021 - 08:41

Объявления