Страшная беда — пожар

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)
Страшная беда — пожар Страшная беда — пожар

Фото А. Петухова

Живёт себе человек, радуется и враз остаётся без крыши над головой. Строили, наживали — и всё в пепел, а если ещё и детишки лишаются дома? Вот такое несчастье случилось в начале сентября с семьёй Голенко.

Раннее утро, дети ещё крепко спят, а взрослые проснулись от странного стука по крыше. «Крупный град?» — первое, что подумали хозяева.

«Грады» над головой

Когда узнал о случившемся, сразу вспомнил апрель — наша редакция в рамках проекта «Лица усть-катавской национальности» гостила у украинцев Голенко в Шубино. Они в четырнадцатом году с восьмимесячным Тимуром бежали от обстрелов в Донецке — в Усть-Катаве у них жила тётушка. Глава семьи Илья Игоревич Голенко тогда сказал: «Самая страшная штука, которую не забудешь, — это залповая система огня «град». Ты не видишь снаряды, они летят на сверхзвуковой скорости, но вибрацию от них ты чувствуешь всем своим «ливером». Только потом слышишь шелест, а до этого только вибрацию почвы… Когда над тобой пролетают «грады» и дома ходят — это страшно».

В Шубино купили домик на два окошка, утеплили сени, сделали водяное отопление, детскую, спальную, зал, ванную комнату. Как сказала хозяйка Дарья Павловна о муже: «У Ильи не только язык подвешен, но и руки подточены». А самое главное — здесь в 2016 году у них родилась Алиса, можно сказать, полноправная гражданка России. Уже после нашего визита, за лето Илья Голенко успел сделать к дому тёплую «притычку».
Град стучит по крыше, 9 сентября, но бывают такие аномалии. И лишь только хозяин открыл люк на чердак, как сразу полыхнуло.

«Дети были в трусиках и босые…»

— Просыпаемся от того, что слышим, как град барабанит по крыше, — вспоминает Дарья Павловна. — Дети спят, свекровка была в гостях, все спят. И как будто град стучит — «туф-туф-туф». Муж открывает люк на чердак — всё! Вызываем пожарных, и время остановилось. Что делать, что хватать первым? Детей! Выгоняем машину со двора, детей — в машину. Соседи вышли, какой-то незнакомый мужчина, я его видела впервые, забрал у меня одного ребёнка, посадил к себе в машину, потом — второго ребёнка, отогнал машину от дома на соседний участок. Это было без десяти семь, только начинало светать. Взяли документы, а что-то даже не успели. Дети были в трусиках и босые.
Ты видишь, что горит, слышишь, что едут пожарные, а сделать ничего не можешь. Звоним на пульт пожарных, нам говорят: «Мы видим ваше зарево, машины едут». Мы видели маячки пожарных машин и думали: пока они проедут этот круг до Шубино, от дома вообще ничего не останется. И тут падают балки крыши, всё, к дому уже не подойти! Они приехали, и знаете — раз, и всё закончилось. Быстро потушили, хорошо, что успели приехать до того, как занялся весь дом. Прежде чем разобрать потолок, чтобы посмотреть, всё ли протушили, мы попросили пожарных: «Можно ли зайти в дом?» Взяли старшему ребёнку вещи в школу, потому что его долго оставлять здесь было нельзя, начнёт плакать, и как потом это может повлиять на психику? Младшую, Алису, отдали тёте Люде в микрорайон, а Тимура отправили в школу.
Пожарные сломали потолок в пристрое и в тёплых сенях, где у нас был туалет с ванной, начали ломать стены. Спасибо пожарным, они говорят: «У вас шкаф новый, его бы передвинуть, сейчас сломаем, и не будет мебели». А когда начали ломать стену, оттуда опять полыхнуло, они давай всё быстро заливать. Сейчас пристроя, как такового, нет, туалета с ванной нет, в дом заходишь — с бывшего потолка течёт вода. Жуткое зрелище. Собрали вещи, которые потом можно хотя бы постирать.
Детей мы пустили в дом только через три дня, когда уже выгребли весь мусор, когда можно было зайти и показать, что осталось. Старший, Тимур, пошёл в первый класс. А вечером после пожара приехали к тёте Люде в микрорайон, она говорит: «Тимур нарисовал пожарную машину, пожарных и написал: «Спасибо, пожарные, вы молодцы!» На рисунке не было чёрных красок, всё было яркое. Вот вчера ходили с ним в ЦДТ на «Город мастеров», и его попросили там нарисовать свой дом. Ребёнок нарисовал дом, цветную радужную крышу, собак и цветные ворота. Говорит: «Ну, должно же место быть чуду». Ребёнок, семь лет…
У Дарьи Павловны слёзы на глазах…
— Всё-таки на этом месте хотите возродиться? — спрашиваю я.
— Да, нам хочется. Потому что покупать новый нет возможности. Кредит нам никто не даст, ипотеку не возьмёшь, потому что двое маленьких детей и зарплата минимальная. Как можно платить 27 тысяч рублей в месяц, если зарплата 25 у двоих? Хочется всё восстановить, потому что это уже своё, наше. Куда же мы отсюда уедем?
— Помню, в апреле спрашивал вас: не вернётесь ли на Украину? И вы говорили, что это ваш дом, что заземлились, и дочь родилась здесь, теперь она уже россиянка.
— Мама мужа как раз впервые приехала из Донецка в гости, чтобы проводить внука в первый класс. Она сказала так: «Нужно было уехать из-под обстрелов, чтобы видеть, как горел дом на Южном Урале». За две с половиной тысячи километров от ДНР. У них такую картину можно было видеть часто — в дом попадали, загоралась крыша, и пожарные тушили. А здесь в спокойное, мирное время просто где-то замкнуло провод — и всё, нет дома. Жила у нас месяц, сейчас уехала.
— Видел, как вы старенький дом обустроили, говорили же, что муж рукастый.
— Вся надежда на то, что есть добрые, хорошие люди.

«Сейчас любая копейка на счету…»

— Любая помощь сейчас нужна, — говорит Дарья Павловна. — Мы сходили в администрацию к Сергею Диодоровичу Семкову. В четверг 9 сентября был пожар, а в понедельник 13 сентября мы пошли на приём. Глава сказал, что на реконструкцию дома можно выделить 30 кубов леса на корню. Собрали мы все бумаги, сделали разрешение на строительство, пришли в лесхоз, а там говорят: максимум, что мы вам можем выделить — это 10 кубов. Я говорю: «Нам сказали, можно 30». «А кто вам такое сказал?» «Сергей Диодорович, он позвонил к вам в лесхоз, и ему сказали: «Обращайтесь, конечно, всё будет». «Нет, десять — это потолок, к тому же у вас дом куплен на 4-х человек, будем делить на каждого, может, даже и не десять, а меньше». Мы собрали бумажки, отдали в лесхоз, Обращались в соцпомощь, там тоже сказали: «На многое не рассчитывайте, от 7 до 15 тысяч рублей. Ну, может быть, Министерство социальных отношений ещё что-то выделит». Я оставила заявление, потому что сейчас любая копейка на счету.
Зарплаты у нас маленькие, в детском саду я — инструктор по гигиеническому воспитанию. Какой лес я могу приобрести на 12 тысяч рублей? Спасибо большое коллективу нашего детского сада — они с такими же зарплатами, как у меня, поэтому их материальная помощь была весомее всех. Да о чём говорить... Я позвонила начальнику утром (дом загорелся в семь), а Елена Анатольевна у нас уже полдесятого была. Она приехала, взяла с собой своего заместителя, главного бухгалтера и кладовщика. Вы знаете, даже важна была моральная поддержка, что они приехали, меня не бросили. Помощь была от людей, которые увидели обращение мужа в ВК и в Одноклассниках. Знаете, трогает, когда люди, которых ты не знаешь, звонят: «Мы собрали коллективом, сейчас вам переведём деньги». Или бабушка, которая ко мне подошла и отдаёт 100 рублей. Представляете, это бабушка, у которой пенсия 8 тысяч?! Такие моменты берут за душу (слёзы по щеке). Может, она увидела где-то или услышала, в Усть-Катаве земля слухами полнится.
После встречи с Дарьей Павловной мы всё-таки съездили с Ильёй Игоревичем в Шубино на пожарище. Дорогой я его спросил про планы.
— Планы, — вздохнул он и после долгой паузы сказал, — сейчас консервирую всё до весны плёнкой. Ждём, цены подуменьшатся, будем закупать материалы в зиму. Спасибо мужикам на работе — помогли с пиломатериалами на перекрытие кровли в зиму. Санька-землячок, с кем вместе всё лето строили новую пристройку, в лице потерялся, когда всё увидел, сказал: «Это не получится быстро сделать». Первый венец просто пальцами проткнул с чердака, попробовали второй венец — тоже сгоревший, по окна нужно всё снимать. Пока хотя бы накрыть всё, чтобы снег мог стекать и не падать на сам потолок. Сыну Тимуру семь, он говорит: «Сделаем дом этот же, и лучше, чем был».
— Мужик, в первый класс пошёл.
— Этот мужик самостоятельно домой приходит со школы, правда, к этому дому приходит, а не где сейчас квартиру снимаем. С ним был разговор: не надо, не ходи, выходишь со школы — жди на остановке, приедем, заберём.
Когда прощались с Ильёй Голенко, пожелал, что новый дом будет лучше прежнего, да и по поговорке «в одну воронку снаряд дважды не падает» — надёжнее прежнего. Взял его номер счёта в надежде, что мир не без добрых людей.
Желающие помочь семье погорельцев могут перевести деньги на карту Сбербанка (Илья Игоревич Г., карта привязана к номеру телефона +7-919-403-7048) или передать через редакцию нашей газеты (ул. Ленина, 31, кабинет № 1).

Галерея изображений

Страшная беда — пожар Видео А. Петухова

Добавить комментарий


Похожие материалы (по тегу)

Поздравления

Комментарии
Календарь
« Октябрь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Афиша

Опрос

Нужен ли забор кедровой аллее в МКР-2?

Нет, это выглядит непривлекательно. - 58.8%
Да, не все деревья достаточно взрослые. - 11.3%
Поставить сетки у не совсем подросших деревьев. - 30%

Всего голосов:: 80
Голосование по этому опросу закончилось в: 06 Сен 2021 - 08:41

Объявления