Героем себя не считает

Автор 
Оцените материал
(5 голосов)
Героем себя не считает Героем себя не считает

Договариваясь о встрече с этим человеком, я и не предполагала, что разговаривать придётся с героем, но обо всём по порядку.

До момента нашего знакомства было известно, что Игорь Сердюк работает на УКВЗ заместителем главного технолога. В кабинет редакции вошёл подтянутый мужчина в строгом костюме. Совсем нерабочая выправка бросилась в глаза, но времени понять, откуда она не было.

- Вы же понимаете, что февраль это мужской месяц, - обратилась я к Игорю. – 15 февраля День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, 23 февраля – День защитника Отечества. Вам довелось служить в «горячих точках»? Расскажите о себе.

- Да нечего особенно рассказывать. Родился и окончил среднюю школу я в Казахстане. В 1993 году поехал поступать в Омский пединститут. Не прошёл по конкурсу и там же был призван в армию. Попал в ВДВ. На втором году службы шесть человек из моего подразделения, включая меня, направили в командировку в Чечню.

- А как вас выбирали?

- Никак. Просто нас шесть старослужащих было, вот и отправили. Мы в Грозном контролировали Ленинский район. На двух машинах пехоты с 18 часов вечера до 8-ми утра объезжали город. Несли боевое дежурство. Опасные ситуации были практически каждый день, ведь в то время Грозный стоял в руинах, и в любых развалинах могли оказаться боевики.

В общем, всего две недели мне там прослужить довелось, после чего я оказался в госпитале. Мы попали в засаду. Обе машины были разбиты. Завязался бой. Нам на помощь пришло подкрепление, отбили, вытащили нас. Четверо из нашей шестёрки в том бою погибли. Вернулись мы вдвоём. Вот и всё. Молодые тогда были…

- Вас демобилизовали после ранения?

- Нет. Я принял решение служить по контракту. Оставался в армии прапорщиком до 2006 года.

- Вернулись в Чечню?

- Уже в 2004 году.

- Снова были опасные ситуации?

- Были, но уже не так часто.

- Сегодня, с позиции прошедших лет, как считаете, правильно было отправлять в Чечню солдат срочников?

- Спустя время, конечно, понимаешь, что никакого смысла отправлять туда пацанов не было. В любых «горячих точках» службу должны нести люди, прошедшие серьёзную подготовку, имеющие соответствующие навыки.

- На Ваш взгляд, сегодня реформа российской армии идёт в правильном направлении?

- Конечно, да. Сейчас и подход в армии совсем другой. Я встречаюсь с сослуживцами, некоторые до сих пор служат, разговариваю. Конечно, требования сейчас совершенно другие, повышенные. И отношение государства к военнослужащим изменилось. Они теперь более обеспеченные, более подготовленные. Постоянно в специальных подразделениях проходит подготовка, приближённая к боевым условиям.

- В последние дни в интеренете пошла информация, что в Сирии под ударом американцев оказались россияне, проходящие службу в частной военной компании. Очень много погибших. Как Вам кажется, должны ли россияне воевать в других государствах, поддерживать Донбасс или нужно ограничиться охраной собственных границ?

- Я считаю, мы должны присутствовать в Сирии. В противном случае, эти боевики всё равно бы оказались на нашей территории, если бы сегодня им не был дан отпор. Они бы чувствовали себя свободно.

А про Донбасс… Нам сам Бог велел против фашистов выступать. Неужели наши деды зря кровь проливали, чтобы мы позволили коричневой чуме свободно поднять голову?!

- Но ведь мировая общественность обвиняет Россию во вмешательстве в интересы суверенного государства.

- Ну и что! Американцам можно, их же это не останавливает. Если мы будем отвечать на различные вызовы, нас уважать больше будут.

- Ну, поскольку разговор у нас ушёл в эту плоскость, не удержусь от вопроса о Крыме? Это аннексия?

- Крым испокон веков был русским. Международные-то права все соблюдены при его возвращении.

- Как раз именно в несоблюдении и обвиняют Россию.

- Кто угодно может говорить, что угодно, и поворачивать в свою сторону. Тем не менее референдум проведён. Наблюдатели на референдуме присутствовали. Все видели, что под дулом автоматов людей никто не загонял. Народ выразил своё мнение, принял решение войти в состав России. Я считаю, это правильно.

Мы уже почти прощались, когда я решила поинтересоваться, нет ли у моего собеседника боевых наград. Ответ меня ошарашил: «Орден Мужества и медаль «За отвагу».

- Такие награды просто так не дают! Что произошло?

- Да ничего особенного. При осуществлении спецоперации спас чеченского ребёнка. Мальчишка лет семи выскочил из-за угла дома и оказался между позициями под перекрёстным огнём. Я с укрытия бросился к нему, закрыл собой и вытащил из-под обстрела. За это орден Мужества получил.

- А медаль «За отвагу»?

- Было нападение на соседний блок-пост. А моя группа возвращалась со спецоперации. Мы вовремя подоспели и помогли товарищам отразить нападение. Захватили в плен боевиков.

Мы попрощались, но в моей голове никак не укладывалась полученная информация. Игорь Сердюк по-солдатски скупо рассказал о войне, в которой ему пришлось принимать непосредственное участие. Он не раз видел смерть и спасал чьи-то жизни, но всё это, по его мнению, уже позади. В 2006 году он получил диплом ЮУрГУ и устроился на Усть-Катавский вагоностроительный завод. В новой жизни он инженер, и героем себя не считает.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие материалы (по тегу)