Счастливый (Быль)

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Я мало видел на своем веку счастливых людей. Россия – страна не очень приспособленная для счастья. Большинство людей как-то не живут, а выкарабкиваются из одной беды в другую. Словно взмыленные лошаденки, попавшие в упряжку жизни, они тянут доставшийся воз. Заполошно, а кто и по-пьяни создают пару, а потом пытаются, у кого есть терпение, выучить ребятишек, как-то устроить их. Им некогда лишний раз взглянуть на небо, нужно тащить воз дальше. Да и небо наше,чаще всего, затянуто то дождем, то снежной пылью. Угрюмая страна, угрюмые, вечно озабоченные люди. Те, что в суете последних лет успели что-то уворовать, тоже не похожи на счастливых. Видимо, подспудно ощущая порочность своего благополучия, они пускаются во все тяжкие. Деньги есть, а красоты бытия и радости нет.

Один раз мне встретился человек, который сам себя назвал счастливым. Давно это было. Работал я корреспондентом в районной газете. Приехал для сбора материала о Герое соцтруда на отдаленную ферму. И хоть обут по такому случаю был в резиновые сапоги, до строений фермы пришлось добираться с большим трудом – ноги вязли в зеленой жиже. Грязь, перемешанная с навозом и  остатками силоса, неохотно, с чавканьем отпускала бредущих людей. А тут еще, как на грех, заморосил холодный осенний дождик.

- Давай, заскочим ненадолго в сторожку, переждем дождик, - предложил встречающий меня давний знакомый - колхозный  бригадир, - а то потом будем шастать мокрыми…

Я молча кивнул, и мы принялись оскабливать сапоги о деревянную колоду, стоявшую возле сторожки. Дверь домишки приоткрылась, и на крылечке показался невысокого роста мужичишка неопределенного возраста в накинутой на плечи стеганой фуфайке.

- Заходите, заходите, - пробормотал он бригадиру, - чего мокнуть-то. А я думал, скотина какая слоняется у крыльца, шугнуть хотел…

- Да мы дождик пересидеть, ненадолго. Хотя он и зарядить может,- бесцветным голосом, словно самому себе, пробурчал бригадир. Чувствовалось, что он не особо рад заезжему корреспонденту.

- Да, Сергей Васильевич, если бы не я, полеживал бы ты в такую непогодь в своей избе или к доярке одинокой какой закатился,- глядя в скучные глаза бригадира, пошутил я.

- Ты –то откуда знаешь? – удивленно и заинтересованно повернулся он, уже стоя в дверях.

- Дверь закрывайте, мужики, я протопил немного, сырость не пускайте,- поторопил нас хозяин сторожки.

- Да, ладно, хоть вонять у тебя меньше будет,- беззлобно огрызнулся бригадир, - проветрили малость. Так кто тебе про доярку натрекал?- тронул он меня за рукав.

- Это я так. Для связки слов. Интуиция, одним словом…

В сторожке было и в самом деле тепло. Потрескивали полешки в железной колченогой печурке, сквозь дырки в дверце отсвечивали на скобленые половицы малиновые огоньки. Мы уселись на прислоненные к стене широкие скамейки.

- Ну, че, никто не балует, фураж больше не дергали? - начальственным тоном спросил бригадир у мужичка.

- Нет, на этой неделе все спокойно было…

- Да,небось, прошлый раз сам и дернул немного? - хитро прищурил глаз бригадир.

- А мне на кой, мышей кормить? Мне зарплаты хватает…

Сергей Васильевич сдвинул на нос фуражку, сунул руки в карманы брезентового плаща и уперся спиной в стену, всем своим видом давая понять, что собирается немного покемарить.

Хозяин сторожки меж тем занимался нехитрым хозяйством. Намыл в ведре пяток крупных картофелин, аккуратно нарезал из них кругляшей и разложил по всей длине железной печурки. Картофелинызашкворчали и запели на разные лады, а сторожка наполнилась сразу каким-то домашним духом.

- Сейчас обедать будем. Дождь-то вон чего плещет, - нарезая ровными ломтями хлеб, произнес мужичек. - Вас как зовут-то?

- Николаем,а вас?

- Михаилом, а друганыМошкой звали,- вдруг осклабился мой собеседник. Зубов у него почти не было, хотя на вид он был еще не очень старый.

- В армии что ли так звали-то?

- На зоне…

- А чего  Мошкой-то? – как-то невпопад и настороженно спросил я.

- Да потому, что мелкий был. Это я сейчас отожрался.

Михаил сдернул серое полотенце со стоящей в центре стола трехлитровой банки с молоком, ловко налил два стакана, не пролив ни капли.

- Будете картошку, свежая, вчера только подкопнул?

Михаил ловко, ножом смахнул испекшуюся картошку в большую эмалированную чашку и жестом указал на стоявшую возле стола табуретку.

- Да не знаю, вроде рано еще обедать…

- Не боись, со мной не заподло за столом быть. Я по хорошей статье сидел,- даже с какой-то гордостью произнес Михаил.

- Ага, укокошил одного придурка, герой, блин,- подал со своей скамейки голосбригадир.- Чего меня-то не приглашаете?

- Да ты, Василич, вроде как кемарил уже, - засмеялся беззубым ртом Михаил. Присаживайся, соль только передай.

Вскоре мы все втроем сидели в теплой сторожке за столом, картошка действительно была хороша, и молоко было свежим, только утром из-под коровы. Хлеб был хоть и серый, но такой мягкий и ноздреватый, что ни какая сдоба с ним не сравнится. А по стеклу все так же стучали крупные капли дождя.

- Да, потерла тебя жизнь, Михаил, - неспешно прихлебывая из стакана, произнес бригадир.- Сколько в общей сложности отмотал-то?

- Да почти тридцатник. По малолетству загремел-то…

- Но ведь столько не дают, насколько я знаю,- пытался я возразить.

- Так  стоит только попасть. Второй срок я уже на зоне заработал. Пытался отстоять свое место под солнцем.

- Тоже за убийство?

- Было дело,- как-то неохотно отозвался Михаил. - Сколько елок я из-за своей глупости спилил, мама родная!

- А не жалко тех, ну, из-за которых сидел то? – После затянувшейся паузы возобновил я разговор. Как-то не поворачивался язык сказать «тех, кого убил»…

- Да это же в горячке было, в драке. Я ведь не собирался их жизни лишать, а когда сцепишься с кем-то – ведь не соображаешь, хватаешь все, что под руку попало. Переживал, конечно, потом. Особенно, когда первый случай был. Не спал, не ел. Если бы на свободе остался, может быть и с собой сделал чего. А как попал за решетку – в зверинец, там некогда задумываться стало, да и все там – со своей бедой.

- Михаил, а вот такой большой срок на зоне, это непросто прожить, я имею в виду обычное физическое выживание. Там же не пионеры сидят в этих лагерях, - довольно сбивчиво спросил я у собеседника, который деловито уминал картошку.

-Да уж, срок мотать – штука невеселая,- погрустнел Михаил. - Все дело случая. И козырные ребята, бывает, быстро ласты склеивают – не так ответил, не так посмотрел, борзонул не на того. Да и жрачка не та, что на воле. Зубы – и те вываливаются через несколько лет. Не санаторий. С одной стороны, волком надо быть, смотреть, куда ступать и оглядываться уметь. Нашего брата –  долго сидевших - ведь и на воле сразу видать. Если есть возможность не стоять, откинувшийся обязательно присядет, для этого ему и табуретка не нужна. А посмотрите, как он сидит – если есть стенка, то спиной в нее, чтоб тыл прикрыть. Звериные привычки. Повезет, если кореша хорошие подберутся. Вместе выживать веселее и отбиться, в случае чего, проще… Зона голым человека делает, там его нутро все на виду. А, гиблое место,- махнул рукой собеседник  и, помрачнев еще больше, молча уставился в окно.

- Зато сейчас ты, Миха, как на курорте живешь. Жратвы – вволю, работа непыльная и девки любят, - как-то некстати весело возобновил разговор бригадир. - У них же у половины мужики алкаши конченые…

- Чего смеяться-то? - Вдруг раздухарился Михаил. - Я сейчас никому ничего не должен. Все, что нужно – у меня есть. Вон – шконка, вон – пожрать, курева – сколько хочу и когда хочу,- махнул Михаил на большую авоську, набитую «примой», которая висела на гвозде.А главное – свобода. Выскочил в посадку, иди, куда душа зовет, топчи поляну. Я в сухую погоду вечером выйду к лесу, ватник на траву брошу и лежу, мордой в небо, смотрю, как звезды появляются, лежу на спине и руками за траву держусь.Сопли от счастья вытираю. Свобода!

- Так ты че, себя счастливым считаешь? – хмыкнул бригадир.

- Да, я сейчас счастливый человек,- встав из-за стола, уперто ответил Михаил, сунув руки в карманы темных штанов. Он словно даже ростом повыше стал. -  Я никого не трогаю и меня – лучше стороной обойти… Дождь вон кончился, я пойду, по коровнику пробегусь, дверь подоприте, когда пойдете…

- Да и нам некогда рассиживаться, пойдем Николай, отведу тебя к нашему герою, раз обещал,- засуетился Сергей Васильевич.

Мы вышли на крылечко сторожки, подперли дверь старой штакетиной, и осторожно двинулись по лужам к коровникам. Михаил уже  маячил далеко впереди.

- Счастливый,…, - вдруг разразился бранью бригадир и швырнул в грязь только что прикуренную сигарету. Она коротко шкворчнула и дымок повис над раскисшей дорогой.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Другие материалы в этой категории: « Сила привычки или бык - Абзац

Опрос

Какая зарплата должна быть у молодого специалиста в первые годы работы?

Комментарии
Календарь
« Апрель 2015 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Афиша

Смотреть другие события

Удаление деревьев